04:14
04/20/2024
Այսօր 7...2
am en ru

Նորություններ
Новые вызо­вы и угрозы для безо­пасности Армении: как найти свое достойное место в регионе?

2020-12-31 12:11

 «Де Факто» N 06/157 (12/2020թ.)

АРМЕН ГЕВОРГЯН

Бывший вице-премьер министр Армении

 

 

В статье "Все возможные войны начи­на­ют­ся неожиданно" в октя­бре 2019 года я исходил из того, что если нет переговоров, то будет война. Тогда же прогнозировал, что при новой войне раск­лад не будет ограничи­вать­ся только решением ка­ра­б­ахского конфликта: Турция будет стремиться решить более глоб­аль­ные региональ­ные вопросы, в том числе "вопрос" Зангезу­ра. По итогам 45 дневной войны имеем ситуац­ию, при которой через 100 лет после Алек­сандропольского и Карского договоров Армен­ия и ар­мянские территории вновь стали площадкой для столкновения геополитических интересов ведущих центров влиян­ия.

На дан­ный момент необходи­мы следующие конста­тации.

Турция:

- получила легитимное право нахожден­ия своих вооруженных сил в Азе­рб­айд­жане как для учений, так и для постоянной дислокации

- поддержав Азе­рб­айд­жан, фактически много­крат­но усилила свое влияние на его политическое руко­водство, сделав свое непосредственное участие во вну­три­политических процессах необ­рати­мым

- по сути сложился новый формат вовлеченности Турции в процесс обсужден­ия и принят­ия решений по раск­ладу в регионе – удовлетворение амбиций регио­наль­ной держа­вы, в том числе, например, в обход Минской группы ОБСЕ

- получила успешную историю для продвижения сво­их геополитических интересов в стра­нах Средней Азии и Ближнего Востока – не только словом, но и делом стоя­ла рядом со своими брат­ьями

- опробо­ва­ла свою технику, особенно беспилотн­ую, на поле боя - своего рода полигон в реаль­ных усло­виях и рекла­ма для потенциаль­ных покупателей

- опробо­ва­ла потенциальн­ую модель взаимодейств­ия в рам­ках пан­тюркской армии - общее командо­вание, планиро­вание совместных военных действий и операций. Солда­ты, появившие­ся в Гегаркуникской об­ласти Армении 26 ноя­б­ря, имели опознователь­ные знаки турецко-азе­рб­айд­жанских сил.

- технологии переброски и использован­ия боевиков с Ближнего востока в новых зонах конфликта.

 

Азе­рб­айд­жан:

- вернул себе существенные территориаль­ные преи­мущества, хотя и понес значитель­ные человеческие и матер­иаль­ные потери

- политическое руководство стра­ны укрепило свой авторитет внутри стра­ны, в определенном смысле оправ­­дав многомиллиард­ные расхо­ды на арм­ию и вопросы оборо­ны

- руководство Азе­рб­айд­жа­на получило новый опыт отношений с Россией, который может свиде­тель­ство­вать об их способности договари­вать­ся

- Алиев получил возможность формировать новую внутреннюю повестку дня развит­ия стра­ны, в том числе в контексте экономического и социального освоения возвращен­ных территорий, куда будут вкла­ды­вать­ся огромные средства

- ВС стра­ны получили новый реаль­ный опыт веде­ния бое­вых действий с точки зрения современных тех­но­логий и возможностей

- глоб­ально укрепил свои отношения с Турцией

- получил возможность полномасш­та­бного пригра­нич­ного сотрудничества с Ираном, в том числе по управлен­ию погранич­ными водными ресурсами

- оформил в переговорном процессе по Ка­ра­б­аху но­вый выгод­ный для себя долгосрочный статус-кво и ввел в процесс по урегулирован­ию своего полити­чес­кого союзни­ка - Турцию

- повысил свой авторитет в мусульманском мире как стра­ны, которая смогла вернуть "отоб­ранное " и на­ка­зать "неверных".

 

Россия:

- подтвердила статус и положение основного и ответственного регионального игрока

- пока­за­ла, что не готова за счёт своих нацио­наль­ных интересов по глоб­альному пота­кать интересам Тур­ции - бо­мбежки протурецких лагерей в Сирии, выход из некоторых экономических проектов в Турции и др

- появи­лась возможность для интенсификации про­цессов вовлечения Азе­рб­айд­жа­на в пророссийские интеграцион­ные проекты (ЕАЭС) после посредни­чес­кой миссии и своим макси­мально возможным нейтра­литетом

- получила возможность хотя и не нап­рям­ую, но изучить современную тактику ведения бое­вых действий ВС Турции, апр­обиро­ван­ные еще в Сирии

- фактически созда­ла новую военную базу в рам­ках международно признан­ных границ Азе­рб­айд­жа­на и не­да­леко от грани­цы c Ираном, пусть даже в виде миро­творческого контингента

- протестирова­ла дееспособность двухсторонних об­я­­зательств по ока­зан­ию необходимой помощи Ар­ме­нии, что явно стало сдержива­ющим фактором для азе­рб­айд­жано-турецкой коалиции по расширен­ию геогра­фии военных действий

- также смогла опробо­вать, хоть и не в полной ме­ре, средства бор­ьбы против беспилот­ных летатель­ных ап­па­ратов

- получила возможность реально контролировать на месте все потенциаль­ные региональ­ные проекты сотруд­ничества, особенно в формате Север - Юг (Иран-Азе­рб­айд­жан-Россия)

- может потенциально расширить свое военное при­сутствие на ар­мяно-иранской границе

- получила об­ъективн­ую причину для усиления по­тенциа­ла и значен­ия 102 военной ба­зы в Гюмри

 

Иран:

- фактически поддержал Азе­рб­айд­жан, не только за­явлен­иями, но и зак­рытием своего воздушного про­странст­ва в определенный период ведения военных действий

- получил определенность на всем участке азе­рб­ай­д­жано-иранской государственной грани­цы

- дал понять Армении, что дружбу и понимание соседей нельзя менять на мнимые ожидан­ия от за­пад­ных партнеров

- провел необходи­мые военно-тактические меро­при­ят­ия по периметру государственной грани­цы с Азер­б­айд­жаном, предвосхищая поползновения проту­рец­ких боевиков на деста­били­зац­ию ситуации в некоторых своих райо­нах

- попы­тал­ся оформить за­явку на свое участие в ре­гио­наль­ных процессах, выступив с инициативой по остановке бое­вых действий

- осознал опасность ока­зать­ся вне региональ­ных про­цессов, после усиления позиций Турции и особенно при­тя­заний тюркской коалиции на Мегринский коридор.

 

Армен­ия:

- Поражение в войне, потеря территорий и бое­вых позиций, раз­вал всего периметра фронта и линий оборо­ны

- Многочисленные жертвы и ранен­ные

- Политический кризис в стране

- Потенциаль­ные предпосылки экономического кол­лап­са и глубоких социаль­ных трудностей

- Бежен­цы и вынужденно переселенные, деморали­зац­ия внутри стра­ны

- Продолжа­ющие­ся неурегулирован­ные отношения как с Азе­рб­айд­жаном, так и Турцией

- Новый, очень спорный периметр ар­мяно-азе­рб­ай­д­жанской государственной грани­цы

- Разо­чаро­ван­ная диаспо­ра.

 

По итогам 45-дневной войны для Армении сфор­мировал­ся новый глоб­аль­ный риск: отсут­ствие долгосрочных эффективных га­рантий и ме­ха­низмов обеспечен­ия собственной безо­пасности и реальной обороноспос­обности для стра­ны и Ар­ца­ха. Этот же риск в свою очередь формирует реальн­ую угрозу потери территориальной це­лост­ности государст­ва и ущемления нацио­нального суве­ренитета.

 

Это свя­зано с тем, что:

- причины, приведшие к возникновению ка­ра­б­ах­ского конфликта не устране­ны – вопрос самоопреде­ле­н­ия ар­мян Ар­ца­ха открыт

- подходы, заложен­ные в За­явлении от 9 ноя­б­ря ущерб­ны и не реша­ют многие вопросы, а на­оборот их созда­ют (потеря ар­мянской стороной контроля над территориями бывшего НКР, ар­мянские бежен­цы, ста­тус и формат функционирован­ия армии оборо­ны в Ар­цахе, транспорт­ная коммуникац­ия азе­рб­айд­жанцев с Шуши, ущербность налич­ия только одного узкого Ла­чин­ского коридора связи с Арменией (что важно и для миротворцев России), неясность о каких регио­наль­ных транспорт­ных коммуникац­иях идет речь, только ли Мегринский коридор интересует тюркск­ую коалиц­ию, ситуац­ия вокруг ар­мяно-азе­рб­айд­жанской государ­ствен­ной грани­цы, например, в Сотке и др)

- пятилетний срок (очень короткий срок) преб­ы­ван­ия миротворцев в зоне конфликта с возможностью пролонгации на новые пятилетние сроки. Обеспо­ко­ен­н­ость вы­зы­вает то обст­оятельство, что после завер­шен­ия первого срока тот же Азе­рб­айд­жан может не согласить­ся с продлением ман­да­та миротворцев, что может опять резко обострить ситуац­ию в регионе. Поэ­тому некоторые процессы в самом Ар­цахе и Армении должны стать необ­рати­мыми и протекать очень быстро

- продолжает оста­вать­ся акт­уаль­ными такие темы как зак­ры­тая ар­мяно-турецкая грани­ца и признание Тур­цией геноцида ар­мян, а это при нынешней власти в Турции едва ли возможно

- Азе­рб­айд­жан активно привносит в повестку дня урегулирован­ия ка­ра­б­ахского конфликта вопрос о многомиллиард­ных компенсац­иях из-за так на­зы­ваемой "оккупации" территорий.

 

Надо помнить о том, чего не доби­лись Турция и Азе­рб­айд­жан:

- не получилось полного восстановлен­ия терри­то­риаль­ной целостности Азе­рб­айд­жа­на

- избе­жать унитарного соста­ва миротворческих сил "на земле" и фактического военного присутствия Рос­сии в Азе­рб­айд­жане

- получить физически безо­пас­ный и пригодный ко­ри­дор до Шуши

- физически открыть коридор, соединя­ющий На­хи­че­ван с за­пад­ными территориями Азе­рб­айд­жа­на и тем са­мым об­ъеди­ня­ющий тюркский мир.

 

Кроме того, необходимо иметь в виду:

- Наличие боевиков ради­кального исламистского толка на бывших подконтрольных ар­мянских терри­то­риях по берегу Арак­са, которые могут потенциально созда­вать проблему не только для Армении, но и Ира­на и России. Думаю, Турция будет стремиться про­дол­жать на­ращи­вать их присутствие в этом регионе в том числе и под видом вновь переселённых граж­данских лиц, с тем чтобы в случае необходимости использовать их в новой операции для открыт­ия коридора между Нахиче­ван­ью и Занги­ланом.

- Несмотря на видимое успешное сотрудничество и диалог России и Турции по ряду конфликтов - Сирия, Ливия, сейчас и условно можно наз­вать ка­ра­б­ахский конфликт, Турция будет продолжать созда­вать новые головные боли для России по определенному пери­метру его границ и зоны геополитических интересов. Так, чувствуется, что Турция не останет­ся безу­частной в новой эска­лации ситуации на Украине и по Донб­ассу и по теме признан­ия Кры­ма. Именно в таком кон­тексте можно расс­матри­вать и на­чало скопления большого количества вооруженных сил Турции в Нахиче­вани и в турецких регионах, грани­чащих с за­пад­ной част­ью Армении. Постоян­ные намеки о воз­можности зак­рыт­ия средиземноморских проливов для российских кора­блей. Не исключено, что все это пред­принимает­ся в рам­ках стратегии рас­пылен­ия возмож­ностей России, чтобы не дать ей возможности сосредоточиться на конкретных участ­ках своей зоны геополитических интересов.

- Россия, несмотря на ввод миротворцев в регион, пока еще дале­ка от решения за­дачи полного вовле­чения Азе­рб­айд­жа­на в орбиту своих долго­срочных нацио­наль­ных интересов, например, членство в ЕАЭС.

- Для самой России возникли новые угрозы в том смысле, что глубокое и в определенном смысле "успешное" военно-политическое сотрудничество двух тюркских государств Азе­рб­айд­жа­на и Турции, может расширить­ся и на стра­ны Средней Азии и стать ос­новой для создан­ия нового Тюркского военно-поли­тического Бло­ка. Такой Блок в свою очередь может и так окончательно раз­валить спорную ОДКБ. Многие стра­ны могут искать защиту у тех, кто будет ее реаль­но предла­гать и обеспечи­вать, в том числе и из рели­гиозных сооб­ражений.

- Новые беспокойст­ва возникнут в Грузии в связи с появлением российского воинского контингента неда­леко от юж­ных рубежей своей стра­ны. Это приведет к интенсификации военно-политического сотрудничества Грузии с НАТО, США и ЕС, что будет вы­зы­вать разд­ражение России. Для следующего правительст­ва Армении совершенно необходим стратегический диа­лог с Грузией для пониман­ия будущего двухсторонних отношений.

- Предстоящий пятилетний период становит­ся временем реальной геополитической турбулентности, так как во многих стра­нах региона будет стоять вопрос удержан­ия власти и обеспечен­ия преемственности реализуемого курса и во всех этих стра­нах нет одно­значного ответа на них. Россия: в 2024 году истекает срок президентских полномочий Президента Путина и всех в мире интересует продолжится ли президентство Путина или нет? Турция: предстоят президентские и пар­ламентские вы­бо­ры, положение Эрдога­на становит­ся все сла­бее и сла­бее, несмотря на жесткие репрес­сии в стране после провального переворота в 2016 году. Вопрос преемственности власти стоит и в Азе­р­байд­жане. В такой ситуации повы­ша­ют­ся риски того, что многие будут делать ставки на эска­лац­ию ситуации в регионе.

- Турецкие амбиции и стремления, а также стратегические интересы России в регионе привели к острому соперничеству между Россией и Турцией на Южном Кав­казе. Такое соперничество, которое приводит к новым решениям не вполне устраи­вает за­пад­ные стра­ны в лице США и Европы. В частности, ввод российских миротворцев в Ка­ра­б­ах - стал не­прият­ным сюрпризом для США и ЕС. Такое положение дел раз­вали­вает не только действующие форма­ты сотрудничества в рам­ках Минской группы, но и нескры­вае­мые намерен­ия адмнист­рации США выстроить новую архитектуру безо­пасности для Южного Кав­ка­за на свой лад с участием США, ЕС и России, но без Турции и Ира­на. О таких пла­нах было озвучено в марте 2020 года в докладе, подготовленном при поддержке амери­канского фонда Карнеги.

- Кроме того, фактическое отсутствие Франции и США при оформлении нового форма­та статус-кво в Ка­ра­б­ахе вынуж­дает их оспари­вать легитимность заложен­ных в За­явлении от 9 ноя­б­ря решений. Эти две стра­ны будут, в том числе и с помощью ар­мянской диаспо­ры, нестан­дарт­ными ша­гами и за­явлен­иями пы­тать­ся обеспечить свое полноценное участие в окончательном урегулировании конфликта. В то же время Франц­ия и солидар­ная вместе с ней Европа захочет нестан­дарт­ными ша­гами на­ка­зать не только Россию, а в первую очредь Турцию и ее союзников за дерзкое поведение не только на Южном Кав­казе, но и Ближнем Востоке и Средиземном море, а также умерить турецкие аппети­ты на будущее. В мире может на­чать­ся процесс признан­ия Ка­ра­б­а­ха независи­мым государством и вместе с этим новый виток конфронтации.

- Армен­ия сегодня в ситуации, когда должна четко понимать какие новые более реаль­ные и эффективные механиз­мы обеспечен­ия собственной безо­пасности по всему, уже изменившемуся периметру внешних государствен­ных границ, должна реализо­вать и на­чать принимать конкретные решения. Потенциально продолжает оста­вать­ся акт­уальной угроза, когда географически Россия и Армен­ия могут быть потенциально изолирова­ны от внешних назем­ных выходов, как со стороны Грузии, так и Ира­на, особенно по части военно-технического обеспечен­ия.

- Ар­мянский мир в виде сообщест­ва раз­ных общин мира может ока­зать­ся на грани раско­ла, если каж­дая стра­на (Россия, США и Франц­ия) будет использовать ар­мянск­ую диаспору для продвижения своих нацио­наль­ных интересов на Южном Кав­казе, и, в частности, в Армении. Редко бы­вало, когда эти интересы совпа­дали во имя ар­мянского наро­да. А это значит, что ар­мянскому миру сегодня как никогда необходи­мы точки опоры для консолидации и реформатиро­ван­ия себя и своей вовлеченности в Армении.

 

 

Что обус­лавли­вает последующее развитие ситуации в регионе:

1. По Московскому и Карскому договорам терри­ториаль­ные потери понесли в основном Армен­ия и Грузия, в пользу Турции и Азе­рб­айд­жа­на. Но несмотря на это Турция оста­ва­лась недовольным теми реше­ни­ями, которые оформили сегодняшние грани­цы. В частности, такое разд­ражение вы­зы­вает нахождение Зангезу­ра в составе Армении, что яв­ляет­ся основным препятствием для налич­ия прямой физической связи между раз­ными час­тями Азе­рб­айд­жа­на, а значит и более глоб­ального Тюркского мира. Неудов­ле­тво­ренность со стороны Турции прояв­ляет­ся и нахож­дением Ад­жарии (Батуми) в составе Грузии. Если получить Зангезур возможно только войной, то экс­панс­ию Ад­жарии турки уже давно на­чали осуществлять экономическими методами.

2. Какие глоб­аль­ные геополитические за­дачи будет стремиться решить Турецкая коалиц­ия в нашем регионе:

* Сплотить тюркские стра­ны Южного Кав­ка­за и Средней Азии вокруг идеи единого Сою­за, который может иметь важ­ный военно-политический компонент. Основной за­дачей такого Сою­за может стать стратегический контроль над природными ресурсами - нефть и газ и инфраструктурой по их постав­кам в Европу, Индию и Китай. Формирование огромного эко­номического рын­ка с свобод­ным движением капи­та­ла, товаров и ра­бочей силы.

* Восстановить окончательно "территориальн­ую целостность" Азе­рб­айд­жа­на, принуждение ар­мянской стороны к миру на своих условиях.

* Обеспечить легитимное присутствие своих ВС на территориях тюркских государств, в первую очередь в Азе­рб­айд­жане.

* Нейтрали­зац­ия или ограничение влиян­ия России на тюркские стра­ны, в том числе через осла­бление таких проектов как ОДКБ и ЕАЭС.

* Обеспечить назем­ный коридор через Зангезур между час­тями Азе­рб­айд­жа­на и Турцией, в том числе для реали­зации будущих инфраструктур­ных проектов (дороги, нефте и газопрово­ды и др.) по на­иболее оптималь­ным, коротким маршру­там.

3. Успешная история возвращен­ия Кры­ма в состав России, может подтолкнуть военно-политическое руко­водство Турции к действиям, которые могут быть нап­равле­ны на возвращение "части Батумской об­ласти" в Грузии под контроль Турции. Это позволит также опре­деленную часть территорий, через которые проходят и могут проходить коммуникации и стра­тегические инфраструктур­ные об­ъек­ты, взять под тюркский конт­роль. Та­кая экспанс­ия Турции может быть предопре­дел­ена еще и поиском новых место­рож­дений угле­водородов в Черном море.

4. Стремление России сделать необ­рати­мыми про­цессы своего масш­та­бного военного присутствия в ре­гио­не и обеспечить их долгосрочность. Укрепить по­шатнувший­ся имидж надежного союзни­ка и партне­ра. Все это приведет к столкновению стратегических инте­ресов всех основных глоб­аль­ных центров влиян­ия и превратит регион Южного Кав­ка­за в густок чувст­ви­тельных нервных об­разо­ваний, который будет перио­дически да­вать о себе знать и причинять боль наро­дам региона.

5. Рас­пад блоко­вых подходов в решении региональ­ных проблем, приоритет отдает­ся двусторонним фор­ма­там и механиз­мам. НАТО не может удержать Тур­цию от эска­лации отношений с партне­рами по блоку - Греция, Кипр, Франц­ия. ОДКБ же ока­зы­вает­ся не в состоянии защи­щать интересы своих участников, речь не только про Армен­ию, но и про Бе­ларусь. На этом фоне Азе­рб­айд­жан опирает­ся на свои отношения с Турцией, а Армен­ия с Россией. Но одновременно может сложиться ситуац­ия с об­разо­ванием нового военно-политического бло­ка, основанного на единстве этнического и религиозного происхождения - Тюрк­ский союз. Такой союз может быть краткосроч­ным для выполнен­ия определенных целей, но этнический и религиозный аспект могут стать цементирующими обст­оятельст­вами его долгосрочности.

6. Нет уже представлений о том, что ар­мянс­кая арм­ия одна из са­мых сильных и подготовленных в регио­не. Не приходится говорить о высоком боевом и моральном духе ар­мянского наро­да, который не смог сплотиться во имя сохранен­ия результатов и преиму­ществ первой ка­ра­б­ахской войны. Этот же народ не смог добить­ся быстрого ухода провального Прави­тельст­ва. Но есть у внешних партнеров ощущение того, что ар­мяне за годы независимости не привыкли само­ст­оятельно решать свои пробле­мы, кто-то вместо них должен решать их же пробле­мы, защи­щать их и может быть воевать вместо них. Это остав­ляет впечатление об ущербности государст­ва и уязвимости союзни­ка. Для нового правительст­ва это яв­ляет­ся одним из глав­ных сущностных вызовов. Переформатиро­вание обще­ствен­ного договора, реформа армии и общественно-государствен­ных институтов, а также экономического поведения больших и ма­лых внутренних игроков – вот основной перечень вопросов, которые следует решать следующему лидеру.

7. При возобновлении военных действий в зоне конфликта, они будут проходить уже не только между ар­мянской и азе­рб­айд­жанской сторонами, но и с откры­тым участием других крупных региональ­ных игроков.

 

В такой сложной геополитической ситуации возможными вар­иан­тами решений для нас могут быть:

1. Ка­ра­б­ах постепенно становит­ся российским и со временем об­ра­щает­ся с просьбой принять в состав Рос­сии и тогда турецко-азе­рб­айд­жанс­кая коалиц­ия на­чи­нает иметь дело с российско-ар­мянской коалицией.

2. Армен­ия предла­гает об­разо­вание союзного госу­дарст­ва с Россией, переда­вая ей основные функ­ции по обеспечен­ию безо­пасности по внешнему периметру гос границ, для сохранен­ия террито­риаль­ной целостности стра­ны и избе­жан­ия новых потерь (Зангезур). Россия укрепляет свое военное присутствие в Армении, созда­вая например, новую базу на юге Армении, расши­ряя и укрепляя действующ­ую в Гюмри.

 

Или

3. Армен­ия продолжает неадек­ватн­ую вызо­вам и сформировавшим­ся новым угрозам нацио­нальной безо­­пасности политику поиска геополитических аль­тер­­натив или обеспечен­ия разновекторности своей политики, что может привести к ущемлению нацио­нального суверенитета и потере территориальной целостности стра­ны.

Геополитические вызо­вы для Армении с течением времени будут только увеличивать­ся, становить­ся слож­­нее по масш­та­бу и ха­рактеру. Попытки попу­лист­ских властей Армении за последние 2,5 года создать ситуац­ию при которой стра­на может избе­жать бе­зальтер­нативности в геополитическом вы­боре своего развит­ия провалились. Поэтому в стране нужна новая, качествен­ная власть для того, чтобы противостоять новым вызо­вам и угрозам, а также обеспечить наше достойное место в регионе и не стать окончательно ущерб­ным государством и сла­б­ым союзником!

 

P.S. Основные на­б­люден­ия представле­ны тезисно, чтобы пока­зать масш­та­бы и противоречивый ха­рактер формирующих­ся для нашей стра­ны новых геополитических вызовов и рисков. Каж­дый из них это тема для отдельного и более глубокого изучения и рассмотрен­ия. Это ра­бо­та, которую должна провести последовательно и чрезвы­чайно профессиоанльно следующее Пра­вительство Армении.



Վերադառնալ








Խմբագրական
СЕДА ГАСПАРЯН

2020-12-31 13:59

Главный редактор общественно-политического журнала...

Ավելի


Պահոց
ՍԵԴԱ ԳԱՍՊԱՐՅԱՆ

2020-01-08 11:18
ՍԵԴԱ ԳԱՍՊԱՐՅԱՆ «Դե Ֆակտո» ամսագրի գլխավոր խմբագրի պաշտոնակատար...